Volume: 4, Issue: 3

15/12/2012

Таинство добра
Локк, Хьюберт [about]

Почти три четверти века отделяют нас от все разрушительных событий,  которые вошли в историю под названием – Вторая мировая война. Неудивительно, что и сегодня это событие привлекает внимание множества самых разных ученых, пытающихся найти ответы на волнующие человечество вопросы, определиться с пониманием причин случившегося, а возможно, и дать объяснения произошедшему.

Долгие  годы мы, американцы, считали себя главными героями эпических победных маршей Второй мировой войны. Нас никак не смущал тот факт, что Америка вступила в войну лишь спустя несколько лет после ее начала, нам и сегодня нравится думать, что именно участие США стало отправной точкой в победе над Германией и освобождении Европы после открытия союзниками второго фронта в июне 1944 года.  Однако, по свидетельству британского историка Нормана Дейвиса, по крайне мере, не менее (если не намного более) значительные бои происходили на восточном фронте между фашистскими и советскими войсками. Дейвис справедливо указывает, что и с точки зрения человеческих жертв в борьбе против Германии их число со стороны США составило 143 000 солдат, а со стороны Советского Союза – одиннадцать миллионов.

Как, впрочем, если и выделять какие-то выдающиеся фигуры в истории Второй мировой войны, то это скорее всего Уинстон Черчилль. Именно Черчилль сумел объединить и вдохновить британцев на борьбу с фашизмом осенью-зимой 1940/41 года, когда Лондон находился в состоянии непрекращающихся бомбежек, и семьи предпринимали судорожные попытки отправить хотя бы детей в более отдаленные районы страны. Выступления Черчилля того периода до сих пор считаются едва ли не самыми яркими образцами риторики, лучшими призывами к надежде и мужеству, когда-либо произнесенными  на английском языке. Историк-популяризатор Пол Джонсон справедливо указывает, что «среди всех выдающихся личностей ХХ века, как хороших, так и плохих,  Черчилль  наиболее важен для человечества». 2

Однако, как и многие другие известные личности, Черчилль тоже не избежал участи «великана на глиняных ногах». Чего стоит его призыв и стремление к еще большему раздуванию британского империализма, или его известная расовая неприязнь, когда, не стесняясь, он во всеуслышание заявлял, что «ненавидит узкоглазых с хвостиком на затылке» и ни раз высказывал ностальгические чувства по поводу утерянных империей «веселых маленьких войн против варваров».3  

Наконец, есть еще и проблема военных стратегий, используемых союзниками во время войны. Вряд ли сегодня найдутся люди, которые будут оспаривать тот факт, что Вторая мировая война, (по мнению одного ученого), была «справедливой войной против безнравственных преступников в качестве противников»4. Но этот же самый автор, описывая воздушные бомбардировки населенных пунктов Германии, регулярно совершаемые Британскими королевскими воздушными силами с целью уничтожения немецкой экономики и подрыва морального духа нации, называет их «преступлениями против морали» и задает справедливый вопрос: «В чем разница между бомбардировкой женщин и детей и стрельбой в них из пистолета?.. Анонимность убийства, совершенного с высоты 20000 футов над землей?» Пожалуй, самым  пугающим примером такого рода является организованная в июле 1943 года операция «Гоморра» – непрекращающиеся в течение недели воздушные бомбардировки Гамбурга, которые привели к гибели, как минимум, 43 000 мирных жителей и в прямом смысле полностью разрушили город. Иными словами, у сегодняшних ученых  есть немало оснований снова задуматься и проанализировать отдельные аспекты того страшного конфликта народов, которые мы ранее не рассматривали.

Однако, существует одно событие, не вызывающее сомнений у исследователей и ученых и лишь снова доказывающее, как мало мы уделяли ему внимания и как недооценили его в хаосе и ужасах всего происходящего на европейском континенте во время Второй мировой войны. Я имею в виду явление, называемое отдельными исследователями «таинством добра», совершенного множеством мужчин и женщин, среди которых есть такие, кто сумел спасти сотни неповинных людей,  а есть – спасители одной-единственной семьи или одного ребенка. Но все они зарегистрированы в постоянно пополняющейся книге памяти спасителей жизни европейских евреев, брошенных в бездну события, получившего в истории название Холокоста.

Хочу сразу расставить  все точки над i и избежать двусмысленности и недоумения читателей. Когда я говорю о «недооценке» актов доброты, продемонстрированных во времена Второй мировой войны, я ни на минуту не забываю о размерах катастрофы, произошедшей с еврейским населением. Она настолько значительна, что многие сходятся во мнении – усилия по спасению еврейского народа в Европе были ничтожно малы. Если задуматься о количестве невинных жертв, о тех поездах, чьи «пассажиры» заканчивали свой путь в газовых камерах Собибора, Треблинки, Майданека и Аушвица,  то станут понятны причины высказываний по поводу ничтожности попыток спасти еврейское население от физической расправы. И все же, если задуматься об исторических уроках, которые нам преподнесла война, то стоит попытаться проанализировать действия тех, кто пытался спасти своих еврейских и цыганских соседей или просто незнакомых людей этих национальностей. Не менее важно попытаться до конца понять причины и мотивы тех, кто непосредственно участвовал в Катастрофе.

Недавно в ходе международного кинофестиваля в Сиэтле мне удалось побывать на премьере документального фильма «Спасатели». Если кратко, то фильм рассказывает о молодой женщине из Руанды, которая потеряла всю семью в ходе геноцида 1994 года и сумела спастись, приехав в Лондон. Там она встретилась с сэром Мартином Гилбертом, известным историком, приоткрывшим завесу над событиями Холокоста. А дальше начался их совместный поиск и анализ Холокоста, свершившегося семьдесят лет назад, и попыток по аналогии понять (особенно это было важно для женщины из Руанды), чего могло бы стоить и каким образом могло бы произойти спасение жителей ее страны. 

Усилия этих двух привели к изучению целой группы людей (не в смысле «группы», объединенной каким образом – большинство из них вообще не были знакомы друг с другом), одним из немногих общих черт которой была работа в дипломатических кругах. В этом смысле в поле зрения названных исследователей попали такие личности как Рауль Валленберг, который по настоянию Совета по делам беженцев войны5 был направлен в Будапешт. Совет оказался весьма и весьма запоздалой реакцией нашей страны на творившийся в мире геноцид европейских евреев.  Валленберг прибыл в Будапешт по шведскому дипломатическому паспорту, и как широко известно из разных источников, он выдавал венгерским евреям шведские «защитные паспорта»,  расселял их в разных домах в  городе, вывешивая над каждым таким домом шведский флаг и придавая тем самым дому дипломатический статус неприкосновенности. Свидетели рассказывают, как не однажды Валленбергу удавалось «выцарапывать» людей практически из объятий смерти, снимая их с поездов, идущих в концлагеря. Главным его доводом служило ложное утверждение о том, что тот или иной человек был гражданином Швеции.

Пример Валленберга – дипломата, спасшего сотни человеческих жизней, не единственный. В музее Холокоста Яд Вашем в Иерусалиме в списках дипломатов-спасителей европейских евреев числятся среди прочих: Роберто де Кастро Брэндао, бразильский дипломат в Марселе; Фрэнк Фоли, британский офицер-паспортист в Берлине, который выдавал поддельные паспорта для выезда в Великобританию и Палестину; Князь Константин Караджа, румынский дипломат, сумевший, по подсчетам, спасти от депортации 5100 евреев;  Карл Лутц, швейцарский консул в Будапеште; Аристид де Суша Мендеш, португальский дипломат в Бордо, который, по некоторым данным, выписал более 30 000 виз и Чиун Сугихара, японский консул в Литве, помогший получить паспорта 2 000 польских евреев.

И этот список дипломатов можно было бы продолжить, назвав еще немало людей, которые не только ставили свою жизнь под удар, но и заставляли правительства своих стран помогать спасать еврейское население. Почему? Почему люди так поступали или почему должны вести себя так как эти героические дипломаты? Почему не только дипломаты, но и священники, монахини, почтовые и железнодорожные служащие, торговцы, продавцы, да и просто домохозяйки шли наперекор существующим законам, правительствам, шпионской сети и делали практически невозможное, чтобы спасти обреченных на смерть людей? Удивительно, но факт: мало кто до сих пор пытался ответить именно на этот вопрос. Мне представляется, что причинами отсутствия должного изучения и глубины названной проблемы выступают следующие:

Во-первых, потрясенный масштабами катастрофы мир до сих пор пытается понять ход мыслей и поведения исполнителей Холокоста. Нас «притягивают» такие личности как Гитлер, Гиммлер и Геббельс  именно потому, что совершенное ими не укладывается в сознании нормального человека. Мы так потрясены тем, что они сотворили, что пытаемся узнать как можно больше о них и  тем самым прояснить причины их поведения. Эта темная сторона человеческой природы оказывается весьма притягательной, может быть это от того, что порой мы находим в них слабый отблеск и в нашей голове когда-то мелькнувших идей.

По непонятной логике все эти три четверти века человечество наблюдало за этими страшными драматическими «историческими персонажами». На мой взгляд, именно это послужило причиной отвлечения внимания исследователей от изучения подлинных героев тех страшных событий. Многим из нас хочется думать, что историю творят великие личности, жизнь которых вмещает в себя жизни многих простых людей. Наверное, по этой причине историю Второй мировой войны часто преподносят как историю Гитлера, Черчилля, Сталина, Муссолини и Рузвельта – тех личностей, чьи решения, фантазии, безумства и установки повлияли на жизни миллионов.

Это понятие «великих личностей в истории человечества» или великих лидеров, которые конкретным образом изменили эпоху, переносится и на определение и оценку уровня добра изучаемого исторического периода. Попробуйте кому-либо сегодня задать вопрос об исторических личностях того времени, и вы узнаете, что Папа Пий XII оценивается весьма негативно – люди считают (без должных оснований), что если бы он выступил в поддержку евреев, то такого масштаба трагедии не произошло бы. Десятилетия подряд не стихает тяжба между сторонниками и противниками Папы, и каждый год по-прежнему выходит немало книг на эту тему.

По-видимому образы «великих» и отвлекают наше внимание от менее значимых в историческом масштабе мужчин и женщин, чьи усилия и жертвенность сохранили жизни многим обреченным на страдания и смерть. И это снова наводит нас на поиск объяснения причин тому, что в том самом документальном фильме называется «таинством добра».  Мы ведь попросту не знаем, что заставляет людей делать добро другим людям. Правда, кое-какие догадки мы все же имеем: например, семейные устои часто оказывают сильное влияние на принятие подобных решений, важную роль играют религиозные убеждения и ценности, указывающие на необходимость творить добро. Мы также знаем, что часть спасителей поступали так в силу устойчивых политических убеждений о равенстве и священной ценности каждой человеческой жизни.

Однако среди героев-спасателей далеко не все действовали под влиянием религиозных убеждений и уж тем более не все были убежденными демократами-либералами. Некоторые из них были коммунистами, некоторые и на порог церкви никогда не ступали, и многие воспитывались в семьях, весьма далеких от дружных и любящих. Даже в лучшей книге Перла Олинера, посвященной этому вопросу,  не приводится убедительных доказательств каких-либо общих черт, присущих спасателям, кроме как рассуждений на тему об альтруизме или поведении, «направленном на добровольную помощь другим  людям и не сопровождающимся никаким вознаграждением.»6 Такого объяснения, возможно,  и достаточно для описания сделанного, но абсолютно недостаточно для понимания причин их поступков.

Становится все более очевидно, что анализ причин мужественного поведения одних на благо других требует значительно более серьезных исследований. Если мы хотим, чтобы человечество развивалось в направления добра и улучшения взаимоотношений людей, то нам стоит попытаться сдернуть покрывало и понять, что кроется за понятием «таинство добра». Интересные мысли мы обнаружили в книге Джонатана Глоувера под названием «Человечество: моральная история ХХ века». Автор утверждает, что «большинство людей выверяют свою совесть по минимально признанному в их культуре или группе сверстников. Когда уровень человеческой порядочности опускается резко вниз, люди способны совершать ужасные преступления в полной уверенности, что «все так делают». Однако справедлива и противоположная ситуация. Когда уровень порядочности взлетает вверх, обычные люди способны творить чудеса, объясняя это все тем же доводом: «все так делают».7 

Нацистская Германия – яркий образец первого варианта поведения, когда уровень порядочности в обществе упал резко вниз. Но с другой стороны, в памяти ярко встает пример общины гугенотов в местечке Ле Шамбон (Франция), где уровень социальной морали несоизмеримо высок, а тогда, как известно, люди способны на подвиги.8  Оба приведенных примера свидетельствуют о чрезвычайно важной роли, которую играет групповое поведение или поведение всего сообщества, поддерживая и поощряя членов группы/сообщества насаждении зла, или в творении добра. Когда мы научимся распознавать причины индивидуального таинства добра, которое переходит в непосредственное поведение человека, тогда мы по-настоящему станем на путь нравственного прогресса человечества.


2 Johnson, Paul (2009). Churchill. Viking Adult.

3 Toye, Richard (2010). Churchill’s Empire: The World That Made Him and the World He Made. A John Macrae Book/Henry Holt & Company.

4 Grayling, A. C.  (2006). Among the Dead Cities: The History and Moral Legacy of the WWII Bombing of Civilians in Germany and Japan. Walker & Company.

5 Примечание редактора: Совет по делам беженцев войны, специальное правительственное ведомство, созданное в США в январе 1944 г. для спасения жертв нацистских преследований или облегчения их участи. Поскольку Совет по делам беженцев войны был образован на позднем этапе Катастрофы европейского еврейства и должен был наверстать упущенное, он был наделен важными прерогативами и широкими полномочиями. Так, распоряжением Рузвельта о создании Совета по делам беженцев войны в него были введены главы трех важнейших ведомств — Госдепартамента, министерства финансов и министерства обороны. Совету по делам беженцев войны было предоставлено право не только использовать для финансирования и проведения своих операций средства любых частных лиц и организаций, но и, вопреки законам военного времени, содействовать отправке на вражескую территорию значительных денежных сумм, предназначенных для спасения жертв нацистского геноцида. Тем более беспрецедентным в условиях войны было разрешение вступать в непосредственные негласные контакты с врагом для достижения такой цели. (Подр.: http://www.eleven.co.il/article/13877)

6 Oliner, Pearl M (2004). Saving the Forsaken: Religious Culture and the Rescue of Jews in Nazi Europe. Yale University Press, p. 8.

7 Glover, Jonathan (2000). Humanity: A Moral History of the 20th Century. New Haven, Ct.: Yale University Press. 

8 Примечание редактора: Ле-Шамбон-сюр-Линьон  – протестантская деревня в округе От-Луар (Haute-Loire) на юге Франции. Во время Второй Мировой войны она стала пристанищем для евреев, спасавшихся от нацистов и французских коллаборационистов. Жители Ле-Шамбон прятали евреев в своих домах, снабжали их фальшивыми удостоверениями личности и продуктовыми карточками, а также помогали благополучно перейти границу в нейтральную Швейцарию.

 

Home | Copyright © 2017, Russian-American Education Forum